08.09.2016

Интервью из ада

Чиновник из Берлина рассказывает

Эрих В. работает в налоговой инспекции Берлина, но в последнее время он ходит на работу с большой неохотой. В круг его обязанностей входят выездные проверки берлинских предприятий. Несмотря на стабильное рабочее место и хорошую зарплату, ему всё труднее смириться со своей должностью.

Проблема в том, что Эрих В. испытывает страх, огромный страх, ведь чиновники, работающие с общественностью и фиксирующие нарушения, подвергаются безжалостной травле и рискуют жизнью. Причём ситуация постоянно усугубляется.

Страх берлинского чиновника имеет две причины: прежде всего, это угрозы, исходящие от бесчисленных криминальных группировок. С другой же стороны, существует страх перед начальством за разглашение информации о царящем беспределе.

Однако Эрих В. больше не хочет молчать. Более того, он говорит не только за себя, но и за своих коллег.

Выезд на очередную проверку почти наверняка означает для Эриха встречу с иностранными согражданами – директорами или владельцами проверяемых компаний. Чаще всего, это выходцы из Восточной Европы, Ливана, Турции или Африки.

"Зачастую я получаю нарекания от руководства за то, что отказываюсь проводить проверки таких предприятий. За это мне грозят выговорами и штрафами, хотя мои контраргументы вполне резонны", - объясняет чиновник.

С такой проблемой сталкивается не только Эрих. Она знакома многим его коллегам, просто не каждый решается о ней рассуждать вслух. Однако в реальности всем им просто смертельно опасно появляться на многих улицах таких столичных районов, как Шёнеберг, Шарлоттенбург, Веддинг или Кройцберг, где реальная власть находится в руках арабских преступных кланов. Эрих считает, что и восточноевропейских мафиози недооценивать не стоит.

"Налоговые инспекторы заглядывают в эти части города с очень большой неохотой. Там им можно выполнять служебные обязанности только в сопровождении спецназа". Эрих прав. Берлин, впрочем, как и Бремен, Эссен, Дюссельдорф или Ганновер, стали настоящими рассадниками организованной преступности. Здесь на городских улицах царят законы уголовного мира – здесь приговоры выносятся и исполняются, как говорится, без суда и следствия.

Даже во время интервью в голосе Эриха слышится страх: "Если кто-то из налоговых инспекторов решится хотя бы появиться на территории кланов, уже к вечеру его труп могут обнаружить в ближайшей подворотне".

Кланы контролируют целые городские районы и представлены в них, казалось бы, весьма благопристойными заведениями: ресторанами, магазинами, кафе, пиццериями. Но это лишь внешняя оболочка, за которой семейные банды, порой насчитывающие сотни членов, почти всегда скрывают главные направления "бизнеса" – торговлю наркотиками, рэкет и проституцию. По оценкам следственных органов, столица Германии поделена между 20-25 такими группировками. Соответственно, общая численность преступной армии достигает несколько тысяч человек.

Разумеется, никто из представителей криминальных кланов толком никаких налогов не платит. Более того, большинство местных магазинов даже не имеют реальной регистрации. Ведь любой чиновник, который не поленится заглянуть в реестр, обнаружит там среди владельцев городского "бизнеса" или уголовника, уже отбывающего срок, или, в лучшем случае, уголовника, против которого ещё только возбуждено очередное дело.

Эрих В. признаётся: "Берлинские налоговые инспекции – это, вероятно, рекордсмены Германии по сбору липовых налоговых деклараций". А о ежемесячных или ежеквартальных отчётах можно просто забыть. Впрочем, как и о декларировании личных доходов.

Функции налоговой инспекции в Берлине с успехом выполняют рэкетиры. Их данью обложено большинство берлинских предприятий, не исключая и эксклюзивных бутиков на Курфюрстендамме. И ставки поборов тут внушительны. С каждой точки "братва" ежемесячно состригает по много тысяч евро, в особенности – с ресторанов и игровых клубов.

Традиционно бандитская "система налогообложения" в Берлине исходно имела этническую направленность - у каждой нации своя "крыша" - однако сегодня всё чаще и чаще данью обкладываются и все прочие предприятия, независимо от "цвета кожи".
И тут возникает логичная проблема: дань нельзя провести по официальной бухгалтерии, соответственно, мимо бухгалтерии проходят и доходы. Таким образом, "отчёты", которые получает налоговая, содержат "поправку на дань" и не соответствуют истине.
Такие манипуляции без труда реализуются и на техническом уровне: кассы магазинов настроены таким образом, что при реальном ежедневном доходе, скажем, в 1000 евро, они отображают лишь 800, а 200 уходят на оплату "крыши".

О рэкете в Берлине говорить не принято, принято платить молча. А кто об этом говорит, рискует здоровьем и жизнью. Полиция в курсе. Однако сделать она ничего не может. Ведь в Германии действует презумпция невиновности – если никто не жалуется, значит всё в порядке. Это чрезвычайно комфортные условия для процветания преступных группировок. Молчание устраивает всех. Тот, кто заявляет о "наезде", идёт на большой риск. Бандитов боятся все, включая и налоговых чиновников, и правоохранительные органы.


Однако Эрих не понимает, как объяснить ещё оставшимся честным налогоплательщикам, почему он вынужден буквально выкручивать им руки, выжимая из их них последнее. Он завидует коллегам, осуществляющим камеральные проверки в уютных кабинетах. Его же заставляют проверять предприятия по месту их нахождения,требуя при этом, чтобы он находил и доначислял в виде штрафов астрономические суммы. И так год от года.

"Я боюсь появляться на предприятиях - мне просто открыто угрожают расправой", - признаётся чиновник. Однако его руководитель считает, что это лишь субъективная и неадекватная реакция подчинённого. Более того, начальство стало интересоваться, уж не расист ли Эрих. Однако Эрих подозревает в неадекватности восприятия как раз своего руководителя, который живёт в тихом элитном пригороде и не вникает в реалии Берлина.

Эрих делится воспоминаниями: "Однажды меня окружили двенадцать человек и заявили мне напрямую: если начислишь налоги, имей в виду - мы знаем, где ты живёшь". Тогда, не помня себя от страха, Эрих просто спасся бегством. Но тот турецкий магазин он запомнил на всю жизнь.

Страх и безысходность сопровождают Эриха уже много лет. И помощи он уже не ждёт ни от кого. Начальство требует лишь выполнения плана, игнорируя аргументы подчинённых. Подчинённые же изворачиваются сами в меру сил или отсиживаются "на больничных листах". У Эриха же осталась последняя мечта: перевестись в небольшой городок и хотя бы оставшиеся годы службы ощущать себя человеком, с достоинством выполняющим свой долг.

Источник:
jbm.news/reportagen/chaos-um-steuerhinterziehung-in-berlin-finanzbeamter-bangt-um-sein-leben/
(перевод с сокращениями)

Комментариев нет:

Не забудьте заглянуть на страницу случайных статей блога!

© Copyright

Блог "Европа без иллюзий", www.inodigest.com, 2016-2018. Использование материалов блога на сторонних ресурсах запрещается. Ссылки на блог приветствуются. Подробные правила блога изложены здесь.